Иран ответил сдержанно, избегая эскалации конфликта - американские эксперты

Дата: 12:23, 09-01-2020.

     Тегеран. 9 января. ИрТАГ - Президент США Дональд Трамп, выступивший в среду по поводу недавней атаки Ирана на военные базы, используемые американскими военными в Ираке, высказал немало критики в адрес иранского режима, передает Иранское телеграфное агентство (ИрТАГ).
     Он начал со слов, что пока он является главой государства, Ирану никогда не будет позволено располагать ядерным оружием, а позже заявил, что «кампания террора, убийств и хаоса», которую проводит Иран, более терпима не будет, сообщает Голос Америки.
     Однако лидер США четко дал понять, что на нынешний момент он не собирается отвечать на ракетную атаку Ирана военной акцией. При этом еще недавно Трамп лично отдал распоряжение ликвидировать командующего подразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касема Сулеймани.
    Эксперты, с которыми побеседовали репортеры Русской службы «Голоса Америки», дали свое объяснение сдержанности Дональда Трампа.
    По мнению Эммы Эшфорд (Emma Ashford), научного сотрудника Института Катона (Cato Institute), первый сигнал о желаемой деэскалации пришел из Ирана: «Вчера мы видели заявления, в частности, со стороны министра иностранных дел Ирана Зарифа, сказавшего, что ответ Ирана этой атакой завершен. Я воспринимаю это как сигнал того, что иранцы не хотят эскалации».
     Эмма Эшфорд не исключает, что при вчерашней атаке Ирана на иракские базы США Тегеран сознательно хотел избежать человеческих жертв, но оговаривается, что все могло пойти и по-другому: «Я думаю, что, вполне возможно, они действительно надеялись, что эта атака обойдется без человеческих жертв. Я так понимаю, что они информировали иракское правительство об атаке перед ее началом, чтобы было время увести войска в убежища. Но, с другой стороны, в случае с такого плана атаками, все может сложиться и по-другому, и военнослужащие США или иракские военнослужащие вполне могли погибнуть».
     Эксперт Института Катона приветствует попытки президента США по деэскалации конфликта с Ираном, однако считает, что само обострение отношений было вызвано именно действиями нынешней администрации США: «Вся эта ситуация с Ираном возникла из-за того, что администрация Трампа шаг за шагом обостряла напряженность в отношениях с Ираном: от выхода из “иранской сделки” до введения санкций и убийства Сулеймани. Президент Трамп, возможно, считает, что он разрешил кризис, но это не совсем так: именно он создал этот кризис в первую очередь».
      Марк Кац (Mark Katz), эксперт по Ближнему Востоку из Университета Джорджа Мэйсона (George Mason University), говорит, что президент США явно решил проявить сдержанность в ответ на удар Ирана, который оказался незначительным по своим последствиям: «Не было упомянуто о какой-либо возможности военного ответа. Трамп сказал, что мы находимся в готовности, но при этом выразил благодарность за то, что не было потерь среди американцев. Будут просто дополнительные санкции, но неизвестно, будет ли конечный эффект этих санкций сколь-нибудь серьезным. Он также призвал НАТО к большей вовлеченности в ближневосточный процесс - что бы это ни означало. Очевидно, что Трамп не стремится к продолжению военного ответа на действия Ирана».
      Марк Кац не исключает, что в Белом доме сохранились сторонники прямой войны с Ираном, но в данном случае их мнение не победило: «Мы знаем, что в администрации есть люди, которые бы хотели жесткого удара по Ирану, но от самого важного из таких людей, Джона Болтона, президент уже избавился. Военные тоже не настроены на такой удар. Так что я думаю, что Трамп хотел бы делать жесткие заявления, но избежать столкновения».
     При этом эксперт Университета Джорджа Мэйсона уверен, что в случае гибели американских военных от иранских ракет все развивалось бы по-другому: «Самой явной «красной линией» было бы, если бы граждане США были атакованы, и в особенности – если бы они погибли в результате действий Ирана. В этом случае Трамп - и он это продемонстрировал - что-то бы сделал. Есть ли другие «красные линии»? Трамп надеется показать, что они существуют, иранцы будут пытаться проверить, где они проходят, но на настоящий момент ни США, ни Иран не горят желанием начинать конфликт».
     Профессор политологии Северо-Восточного университета Макс Абрамс (Max Abrahms, Northeastern University) также считает, что обе стороны хотят избежать дальнейшей эскалации конфликта: «Характер нападений со стороны Ирана был весьма ограничен. Я думаю, это не случайно, что ни один американец не погиб. Так было задумано, и это дало президенту Трампу возможность приостановить дальнейшую эскалацию».
     Как подчеркивает ученый, несмотря на то что президент Трамп не пошел на военные меры, это не меняет политику «максимального давления» на Тегеран нынешней администрации США.
      «Мы не видим в настоящий момент какого-то прорыва, как если бы президент Трамп заявил, скажем, о поездке в Тегеран и попытке выработать новое ядерное соглашение, или достичь каких-то договоренностей с боевиками, контролируемыми Ираном, в обмен на снятие санкций. Напротив, Трамп говорит о том, что он будет продолжать давить на Иран посредством санкций. Я не вижу здесь признаков какой-либо новой долгосрочной стратегии с точки зрения продуктивного продвижения вперед в отношениях с Ираном», – говорит Макс Абрамс.
      Профессор Северо-Восточного университета опасается, что военные группировки, связанные с Корпусом стражей исламской революции, могут прибегнуть к ряду актов насилия, даже если Иран официально решит воздержаться от дальнейшей эскалации: «У Ирана в подчинении имеется много групп боевиков. КСИР имеет обширные военные связи, которые распространяются на Ливан, Сирию и Йемен, палестинские территории, и особенно на Ирак. И я не уверен, что связанные с КСИР группы будут такими же сдержанными, как и иранские военные».
     Профессор Абрамс также отмечает, что во время своего обращения президент Трамп старался подчеркнуть военную мощь США. Так, во время своей речи президент Трамп заявил о разработке США гиперзвуковых ракет: «Президенту Трампу очень важно дать понять миру, что американские военные не имеют себе равных. На это был сделан достаточно большой упор в его речи, и в первую очередь, это было направлено непосредственно Ирану. Но, конечно, это было также предназначено более крупным державам, включая Россию и Китай».

Поделиться новостью: