Авторизация
Вход через соц. сеть:
17:14

Посол Ирана в РФ: Самое главное, чтобы санкции были превращены в некую возможность

10 Февраля 2015

Чрезвычайный и полномочный посол Ирана в России Мехди Санаи посетил на прошедшей неделе редакцию «МК». Глава дипломатической миссии встретился с руководством и ведущими журналистами газеты и рассказал про то, как Исламская Республика живет и развивается в условиях санкций и как она выстраивает отношения с международными партнерами. В то же время посол не обошел вниманием и проблему терроризма, которая в последнее время обострилась в ближневосточном регионе.

– В предыдущем интервью нашей газете примерно год назад вы сказали, что Иран развивает «экономику сопротивления» в условиях наложенных на него санкций. С тех пор многое изменилось, и Россия оказалась в похожем положении. Могли бы вы поделиться опытом выживания в таких условиях?

– Санкции в целом – это нехорошее явление. Это неподходящий путь для решения разногласий и споров, которые существуют. Говорят, что они вводятся для того, чтобы оказать давление на правительство, хотя абсолютно очевидно, что ущерб от санкций, в первую очередь, несут простые люди. Иран уже почти тридцать лет находится под санкциями США, а четыре года тому назад были введены дополнительные ограничительные меры, кроме тех, которые уже были в рамках ООН. Наши санкции можно разделить на два этапа: первый – это санкции 30-летней давности, а второй – это жесткий этап, который начался 3-4 года назад. Когда страна сталкивается с санкциями, важно приспособиться к этим условиям. Самое главное – чтобы санкции были превращены в некую возможность. И мы сделали это. Иран применял два подхода. Первый заключается в том, чтобы снизить уровень санкционных последствий и одновременно – вести диалог, чтобы решить предстоящие проблемы. А второй подход – снизить уровень своей зависимости от энергоносителей, в том числе от нефти. Иран в этом смысле прикладывает огромные усилия к тому, чтобы достичь этой цели. Наша страна увеличивает объем своих поставок ненефтяных продукций, и он достиг огромных успехов в этом смысле. И если вы поедете в Тегеран, вы увидите, что все сферы продвигаются вперед. За последние годы Иран достиг огромных успехов в области технологий, нанотехнологий и в аэрокосмической сфере. Недавно был запущен наш четвертый спутник на орбиту. Так что жизнь не стоит на месте.

– Как вы оцениваете ситуацию с «Исламским государством» в Сирии и соседнем с вами Ираке? Какую главную опасность вы видите в этом контексте?

– Иран за последние годы ни при каких условиях не поддерживал террористические или радикальные группировки. Он всегда с единым стандартом осуждал терроризм. Те события, которые произошли в 2014 году в Ираке, – если даже смотреть с различных ракурсов – вызывают огромные сожаления. Те преступления, которые происходят под именем религии, ужасны. Вы прекрасно знаете, что мусульмане и христиане жили вместе долгие века, мирно сосуществовали, и никаких проблем не было. Считаю, что здесь есть политические внешние факторы, при помощи которых хотят внести раздор, разногласия между людьми и создать соответствующую проблему. Иран противостоит этому явлению, но он ни при каких условиях не согласен с тем, чтобы происходило вмешательство иностранных государств, которые находятся за пределами нашего региона. Если взять события в Ираке, то Иран считает, что нужно оказать содействие правительству Ирака, чтобы оно само могло бы преодолеть стоящие проблемы и решить свои вопросы. Вмешательство других стран в эти вопросы усложняют ситуацию. Если посмотреть на последние два десятилетия, разве вмешательство какой-нибудь страны имело хоть какую-то пользу? Никакой. Что Ирак, что Сирия. Я хочу сказать, что Иран ведет борьбу, но в то же время он считает, что нужно оказать помощь и содействие тем странам, которые пострадали. Я хотел бы отметить, что возникновение подобного рода группировок очень туманно. Давайте посмотрим, какие действия за последние десятилетия приводили к появлению таких террористических организаций? Это происходило в результате действий, которые предпринимали западные государства. С другой стороны, я полагаю, что цель возникновения таких группировок – оказать отрицательное влияние на религию, на нравственные и духовные ценности, в которых нуждаются те или иные народы. Эти явления нацелены на нанесение ущерба имиджу морали и имиджу нравственности и религии.

– В последнее время аналитики отмечают некоторое потепление отношений между Ираном и США. На ваш взгляд, действительно ли появились какие-то точки соприкосновения и с чем это связано?

– В сфере двусторонних ирано-американских отношений особых событий не произошло. Однако чуть больше одного года проходят диалоги по ядерному досье Ирана. Вы знаете, что Иран и США входят в группу «пять плюс один», которая ведет диалог по решению ядерного вопроса Ирана. Тегеран ведет переговоры с Вашингтоном с целью урегулировать вопросы, связанные со своим ядерным досье, а также с тем, чтобы санкции, введенные против нашей страны, были отменены. Так или иначе, главная сторона по этому досье и главная сторона, которая больше всех проявляет чувствительность, – это США. Поэтому Иран в рамках решения этого вопроса больше ведет диалог с США. Может быть, из-за этого диалога у некоторых возникла такая мысль, что появились некоторые улучшения в ирано-американских отношениях, хотя я должен повториться, что в сфере двусторонних отношений каких-то особых событий не произошло.

Партнеры